Детальное исследование популярного мифа «Аисты приносят детей»

Почему именно аист считается наиболее популярным символом деторождения? Понятно, что ребенку не рассказывают, как все в действительности получается – мал еще. Проще аистом объяснить появление карапуза. Но почему аист? Внешне просто все – аисты часто устраивают гнезда в людских поселениях, улетают по осени и возвращаются весной «с младенцами», задорно щелкая клювами. В действительности… все намного сложнее. Смотрите сами.

Предупреждение: содержание статьи может причинить негативные эмоции чувствительным людям!

Гнездящиеся среди людей

В отличие от других представителей птичьих, старающихся держаться поближе к человеческому жилью, аисты никогда не доставляли людям проблем. Наверное, это единственные гнездовые птицы, к которым и жители городских пригородов, и сельчане относились одинаково благосклонно.

Тут все дело в образе питания: белые аисты добывают пропитание на лугах-болотах, разыскивая крупных насекомых и рептилий, мелких грызунов. А к дворовой живности и зернохранилищами эта птица, по сравнению с воробьями или голубями, совершенно безразлична. А раз аист питается сельскохозяйственными вредителями вроде саранчи и полевки, стало быть он – очевидно полезная птица.

В прошлые века у древних народов Средиземноморья аисты пользовались особым, почти религиозным почитанием. Греки, а следом римляне считали этих птиц образцовыми семьянинами и родителями, трепетно ухаживающими за потомством, которое, в свою очередь, ухаживало уже за своими состарившимися родителями. У древних греков даже имелся закон, требовавший ухода взрослых детей за их родителями, названный «Пеларгония» — от «пеларгос», древнегреческого названия аиста. Кстати, древние греки карали виновного в убийстве аиста смертью.

Семейная пара аистов в своем гнезде — милота!

Мифы о верности аистов

Разочарую многих, но мнение о безукоризненной семейственности и принципиальной моногамии у аистов – байка, происходящая из недостаточной внимательности к поведению этих птиц. Будучи перелетными птицами, аисты возвращаются весной не к своей паре, а к своему гнезду. И если в гнезде окажется их прежний партнер, то отношения возобновятся. Если же там встретится другой самец/самка – почему нет, аист или аистиха всегда открыты к «новым отношениям».

Что касается аистят, то тут семейная пара аистов ведет себя вполне рационально – если пищи в округе недостаточно и разевающих клювы отпрысков больше, чем реально получается прокормить, то «лишних» аистят (наиболее слабых и мелких) родители попросту выбрасывают из гнезда. Впрочем, чего еще было ожидать от дальних потомков рептилий-динозавров, которыми являются все «птички небесные».

Единственное, в чем отчасти не ошиблись древние греки с римлянами, так это в аистовых привычках ухаживать друг за другом – чистить соплеменников от различных паразитов. Такое поведение, называемое научно аллопрининг, свойственно аистам, населяющим одно место гнездования.

Но вернемся к главной теме материала – откуда взялся и как был популяризован миф об аистах, детей приносящих.

Изображение, выполненное известным голландским художником Антоном Францискусом Пеком, «специализировавшимся» на сказочных сюжетах.

Ганс Христиан Андерсен

Если 17-й век серьезно ослабил позиции церкви в литературе и породил классицизм, то конец 18-го века стал началом эпохи Просвещения, сделавшей популярными среди образованной европейской аристократии с буржуазией народные сказки и былины. После братьев Гримм, известных авторов сборников немецких народных сказок, их творческое знамя подхватил незабвенный автор «Снежной королевы», «Русалочки» и «Дюймовочки».

Именно Андерсен литературно связал аистов с новорожденными детьми, описав особенности их доставки в небольшом произведении «Аисты», основанном на народных легендах Дании.

Вкратце, история следующая. Подрастающие аистята слышат деревенских мальчишек, часть которых громко заявляли намерение забраться в гнездо аистов и ради хохмы свернуть их птенцам шеи (такой вот своеобразный средневеково-европейский юмор). Но большая часть мальчишек отказывалась участвовать в этом деле и отговаривала наиболее дерзких сорванцов. Аистята все равно пугаются, но отец их успокаивает – эти шалопаи не сумеют добраться до гнезда, а вот за дурные слова я им отомщу.

Он рассказывает аистятам, что далеко-далеко, куда каждый год улетают все аисты, есть озеро, в котором спят младенцы и ждут, пока аисты не заберут их и не принесут родителям. Так вот, обещает отец-аист, тем мальчишкам, что пугали аистят гадкими словами, он принесет не живых братьев-сестер из озера, а мертвых, что слишком долго ждали своего аиста. А хорошим мальчикам, которые беспокоились об аистятах, старший аист пообещал принести здоровых братишек и сестренок. Жутковатая история, как, впрочем, и некоторые другие сказки Андерсена, к примеру, до ужаса безнадежная «Девочка со спичками».

В общем-то, классическая «мимимишная» модель доставки аистом младенца родителем.

Популяризации мифа об аисте-детоносце

«Взрослые» сказки Андерсена стали крайне популярны в аристократических салонах германоязычной Западной Европы. Причем популярность образа аиста с распростертыми крыльями, несущего младенца его будущим родителям, достигла среди аристократии апогея в начале XX века.

Так весной 1909 года, когда у богатейшего на тот момент монарха Западной Европы – Вильгельмины из дома Оранж-Нассау, королевы Нидерландов – родилась дочь и будущая нидерландская королева Юлиана, на традиционной карте-оповещении о рождении принцессы, рассылаемой членам королевской семьи, был впервые изображен аист, стоящий в гнезде, и рядом с ним младенец (на втором плане был королевский дворец Нордейнде).

Оригинальная карточка, извещавшая о рождении принцессы Юлианы не сохранилась (во всяком случае, мне не удалось разыскать ее в нидерландском сегменте интернета). Это изображение другой королевской карточки, выпущенной голландским королевским двором годами ранее.

К слову, традицию публиковать значимые события в королевских семействах европейских домов на карточках-открытках завели и популяризовали члены Ганноверской династии, занимавшие трон Британской империи в XVIII-XX веках. Кстати, сама возможность серийного печатания открыток-карточек появилась также в Британии, с изобретением Генри Коулом в XIX веке промышленного метода изготовления художественных открыток в коммерческих целях. 

А дальше… дела пошли аналогично модели популяризации «christmas tree», т.е. рождественской, а в версии постсоветских народов – новогодней елки. И хотя отношение к аристократии у европейского населения во второй половине XX века оказалось в глубоком упадке из-за рухнувшей колониальной системы и победы СССР во Второй мировой войне, аист с младенцем в клюве избежал забвения уже благодаря бизнесу – прежде это были различные коммерческая открыточная продукция, книжные иллюстрации, а затем продукты мировой киноиндустрии.

Подлинные истоки мифа об аисте, несущем в клюве ребенка

Прежде всего: абсолютное большинство жителей Земли понятия не имеют, что у легенды об аисте, выполняющем доставку младенца, существует реальное и вполне обычное (для аистов) обоснование – добыча пропитания.

Деревенским жителям, в чьем населенном пункте имеются колонии аистов, изредка встречается следующая картина – к своему гнезду летит аист, несущий в клюве что-то истошно вопящее, по звукам очень напоминающее плач младенца. И это действительно младенец, только из потомства зайцев или кроликов, попавшийся аисту из-за своей неосторожности. Как кричит испуганный заяц или кролик – смотрите на видео.

Как кричит кролик

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x