Вампиры в кино и литературе (часть вторая)


«В 80-х была мода на колу, в 90-х – на гранж,

а сейчас – на вампиров. Это охренеть как модно!»

Эдвард Саллен, «Вампирский засос»

Красивые, вечно молодые, чертовски сильные, бессмертные, богатые… Киношные вампиры очаровывают с первого взгляда. В их сюжетной «биографии» всегда присутствует шелест пышных платьев с каких-нибудь венских балов, дорогие авто из XX века, замки и величественные особняки – «жизнь» вампира откровенно замечательна. И даже все признаки мертвеца в вампирском образе, жажда крови и внушительные выдвижные клыки (вероятно, полые внутри) фанатов не беспокоят. Проследим цепочку изменений, случившихся с вампирами за последние 250 лет…

Приход вампира

Приход вампира

Ужасные истории, происходящие из общества «темных» крестьян, в которых рассказывалось об кровососущих мертвецах (упырях, вампирах, вурдалаках, стригоях, веталах и т.д.), не трогали образованное население Европы конца XVIII века. Их жизни надежно охранялись десятками слуг и никакой ходячий мертвец не сумел бы добраться до господствующего класса Эпохи Просвещения. Но события 1720-1730 годов, произошедшие в Сербии и ставшие достоянием прессы благодаря Иоганну Глейзеру, привлекли внимание поэтов, придавших образу упыря-кровососа некий романтический шарм.

В стихотворении «Вампир», опубликованном Генрихом Оссельфельдером в 1748 году главный герой изображался отвергнутым возлюбленным, обещавшем изменнице явиться ночь и выпить ее кровь в «поцелуе вампира». Одним из наиболее ярких произведений «вампирской тематики» XVII века стала баллада «Ленор», написанная в 1773 году Готфридом Бюргером – позже ее разобрал на цитаты для своего «Дракулы» Брэм Стокер.

Результаты на начало XIX века: вампиры заняли свое место в литературных произведениях, но оставались чем-то вроде ночного кошмара – встреча с ними сулила лишь смерть.

Вампирши-лесбиянки

Вампирши-лесбиянки

Эротически-вампирский сюжет лесбийской направленности в 19 веке использовали два европейских автора – Самюэль Кольридж в поэме «Кристабель» (1801 год) и Джозеф Ле Фаню в литературной драме «Кармилла» (1872 год). Спустя век тема любовных отношений между вампиром женского пола и девушкой станет весьма популярной в кинематографе, наиболее известный пример – немецкая картина «Вкус ночи» Денниса Ганзеля.

Популярность вампиров окрепла после выхода поэмы Лорда Байрона «Гяур» (1813 год), а также произведения о Лорде Рутвене («Вампир», 1819 год) написанного доктором Байрона, Джоном Полидори – он использовал для создания своей повести короткую истории, рассказанную Байроном во время импровизационно-литературного конкурса (участвовали Байрон, Мэри Шелли, Пэрси Шелли и Джон Полидори) на вилле Диодати близ Женевского озера (1816 год). Именно Полидори впервые изобразил вампира довольно привлекательным персонажем, срисовав черты и манеру поведения Рутвена со своего пациента Байрона – интеллектуал, потрясающе очарователен в общении и привлекателен внешне. Ранее литературные упыри представляли собой кровососущих монстров, интересующихся людьми лишь из гастрономических потребностей.

Один из первых фильмов о Дракуле

Один из первых фильмов о Дракуле

В 1897 году выходит самый известный роман о вампире, имя которого стало нарицательным – «Дракула». Его автор – Брэм Стокер – составил наиболее полное описание кровопийцы с крыльями летучей мыши: длинные когти и клыки; вызывает грозу и туман, чтобы маскировать свой приход к жертве; способен превращаться в животных, птиц и перепончатокрылых; легко передвигается по стенам; ему нужно разрешение, чтобы войти в дом; боится текущей воды, распятия, святой воды, чеснока; не отражается в зеркале (у него нет души). Кстати, дневной свет, по версии Стокера, не вредил Дракуле – лишь ослаблял его, также не оказывало никакого действия серебро.

Наконец, Владислав Дракула не проводил часть суток в гробу – классический шаблон, популярный в кино и литературе. Стокер утверждал, что вампиру нужна была земля с родины, иначе он слабел – Дракула забирался в ящик с землей и лежал там до восстановления способностей. Уничтожить упыря можно было лишь путем вбивания осиного кола в грудь и отрубанием головы. И да – вампирами жертв Дракулы делал не укус живого мертвеца, а его кровь. Брэм Стокер стал первым автором истории о вампире, который был мертв на 100% – сюжеты ранних писателей балансировали между смертью и жизнь упырей, которые могли в некоторых случаях вновь стать живыми.

Дракула Брэма Стокера

Дракула Брэма Стокера

Раз уж зашла речь о графе-вампире от Брэма Стокера, сообщу пару деталей о написании этого произведения. Во-первых, Стокер намеревался расположить замок на тот момент безымянного вампира в Штирии (часть современной Словении). Изучая легенды об упырях, имевшиеся в библиотеке английского городка Уитби, автор наткнулся на историю Румынии и Трансильванию. А имя для неупокоившегося героя Стокер выбрал, обнаружив в книгах валашского правителя Влада Цепеша с громким родовым именем «Дракул» — так появились граф Владислав Дракула и, собственно, название романа.

Практически полный образ вампира, отточенный Стокером, получил несколько деталей после выхода немого фильма ужасов «Носферату. Симфония ужаса» режиссера Фридриха Мурнау, демонстрировавшийся в 1922 году. Создавая 100% плагиат на стокеровского «Дракулу» — Мурнау не удалось получить права на экранизацию готически-ужасного романа – режиссер внес коррективы в сюжет, которые позже приобрели статус классических. Главный детали из «Носферату», ставшие позже классическими – вампира убивает солнечный свет и он обязан спать в гробу.

Большую часть XX века сюжеты литературных произведений и фильмов о клыкастой нежити строились на вампирских стандартах, отточенных Стокером и Мурнау. Единственно, вампиров стало много – появились семьи упырей и даже целые народы (серия «Другой мир», «Воины света», «Я – легенда»). Но, несмотря на внешний лоск и отточенный манеры, киновампиры оставались монстрами…

Дневники вампиров

Дневники вампиров

Популярность молодежного сериала «Баффи» (1992 год) с очаровательной Сарой Мишель Геллар и готически-вампирской тематики натолкнула сразу двух американских писательниц – Лизу Джейн Смит и Стефани Морган Майер – адаптировать мертвецов-кровососов до популярных тинейджерских персонажей. Упыри, неизменно привлекательные для юных поклонниц, разделились на добрых и злых, принялись влюбляться без намерения высосать объект любви досуха. В «Сумерках» Майер пошла еще дальше – ее вампиры даже научились заводить детишек от живых девушек, не боялись солнечного света (под лучами солнца они «сверкали»), чеснока и распятий, не спали в гробах и вели самый обычный для американцев образ жизни.

Спрос на «очаровательных» упырей продолжает расти. Не удивлюсь, если кровососы из будущих произведений станут в принципе безобидными при бешеной крутизне в виде бессмертия, состоятельности, превосходстве в силе и скорости кого угодно.

В своих страхах люди видят отражения текущей реальности… 200 лет назад череда смены поколений проходила куда быстрее, чем сегодня, срок жизни людей был относительно короток, поэтому они боялись неупокоившихся мертвецов (во многом этому способствовала религия). В наше время люди боятся только смерти – а стать вампиром, значит быть бессмертным, что, представлении некоторых, очень и очень замечательно.