Первый фильм ужасов в истории кино


Фильм ужасов – это поэзия страха…

Черно-белые «самодвижущиеся картинки» из люмьеровских кинороликов 1895 года содержали документальную хронику и простейшие комедийные сценки. Синематограф воспринимался братьями Люмьер скорее как техническое чудо, а не новое направление искусства. Картины с мистическим сюжетом, полные удивительных по тем временам спецэффектов, впервые начал снимать французский иллюзионист Жорж Мельес. Его «Замок дьявола» — первый фильм ужасов, созданный задолго до появления индустрии кино в жанре «хоррор».

Фильм Мельеса "Замок дьявола"

Оригинальная афиша к фильму «замок дьявола», демонстрируемого в 1896-м в театре Роберта-Гудина

Концепция классического киноужаса

До начала 40-х годов прошлого века киношные ужастики строились на классической схеме «добро-зло» с обязательным участием двух антагонистов – палача и жертвы. Первая роль доставалась некому монстру (ожившему мертвецу Франкенштейна, вампиру Носферату или горбуну Квазимодо) или потусторонне-сверхъестественной силе, либо стихии. Реже роль палача в кино поручалась психопатам. Атмосфера ужастиков до середины XX века создавалась в готическом формате – мрачные помещения замков, каких-то древних подземелий.

Примерно с 1940 года фильмы жанра «хоррор» стали сюжетно сложнее. Прежде четкая грань между сюжетными персонажами ролей «палача» и «жертвы» от картины к картине все более расплывается. С первой половины просмотра современных киноужасах зрителю крайне трудно определить кто «жертва», а кто «палач». Однако общим у ранних хоррор-фильмов и современных картин этого жанра остаются эмоции, возникающие зрителей в процессе просмотра: интерес, страх, удивление, гнев и отвращение.

Биография первого студийного кинорежиссера Европы

Французский режиссер Жорж Мельес

Он обожал искусство создания иллюзий и внимание публики, поэтому избрал сценическую карьеру — иллюзиониста, затем режиссера и кинопроизводителя

Жорж Мелис с юности интересовался искусством, однако его отец и два старших брата требовали, чтобы парень занимался семейным бизнесом – обувной мануфактурой. Жоржу удалось получить классическое образование в достаточно престижных французских лицеях Мишлет и Луи-ле-Гранд (последний закончил в 1880 году), но дальнейшее обучение было невозможно из-за противодействия семьи.

Как рассказывал Мельес, его рука произвольно рисовала пером в ученических тетрадях карикатуры на преподавателей и учеников, либо какой-то фантастический дверец или пейзаж, пока голова была заняты скучными занятиями по французскому и латыни. С 10 лет Жорж занимался построением кукольных театров из бумаги и картона. Позже, в подростковом возрасте – создавал подвижные куклы-марионетки.

Затем была обязательная армейская служба, косвенно определившая будущее парня. Ему  повезло служить в гарнизоне, расположенном вблизи загородного дома известного в Европе иллюзиониста Роберта-Гудина – юноша познакомился с ним, часто бывал в гостях.

Загородный особняк Жана Роберта-Гудина

В этом жилом здании парижского пригорода иллюзионист Роберт-Гудин создавал свои трюковые механизмы. Здесь Жорж Мельес познакомился с закулисными тайнами иллюзионизма, как театрального искусства

После армии Мельес-старший отправил Жоржа в Лондон, чтобы младший сын обучился английскому языку и профессии клерка у его друга. Не особенно интересуясь конторскими книгами, Жорж Мельес нашел более интересное занятие – посещение «Египетского зала», знаменитого театра иллюзий Джона Невила Маскелайна, прославленного английского изобретателя и иллюзиониста.

Вернувшись в 1885-м обратно в Париж, Жорж попросил у отца разрешить ему обучение живописи в Высшей школе изящных искусств. Мельес-старший категорически отказался платить за учебу никчемной живописи, потребовав от сына заняться более значимой работой для семьи – механиком на обувном предприятии.

Чтобы окончательно «выбить дурь» из головы младшего сына, отец Жоржа Мельеса потребовал от него женитьбы на невестке – бывшей жене старшего брата. Но с этим младший Мельес категорически не согласился и сам выбрал себе супругу – дочь друга семьи Эжени Генин, впрочем, имевшую хорошее приданое.

Жорж Мельес дни напролет ремонтировал и настраивал станки на семейной мануфактуре, а по вечерам посещал театр иллюзий Жана Эжена Роберта-Гудина, знакомого ему еще по армейской службе. Он брал уроки иллюзионистского мастерства, что со временем позволило ему давать представления в парижском музее восковых фигур Гравина и в галерее Вивьен.

Вступление в кинокарьеру

Театр Роберта-Гудина

Главный зал театра Роберта-Гудина, в котором Жорж Мельес давал представления и показывал свои фильмы. Фотография сделана самим Мельесом

Отец Мельеса оставил дела на семейном обувном предприятии сыновьям и отошел от дел в 1988 году. Жорж немедленно продал долю в бизнесе старшим братьям, добавил к этим деньгам средства из приданого жены и выкупил театр Роберта-Гудина. Оснащение театра было великолепным по убеждению нового владельца, но… устаревшим по мнению публики. Для аншлагов требуется новая шоу-программа, а значит новые иллюзии.

Жорж Мельес упорно развивал программу выступлений, разработав более 30 совершенно новых иллюзионных трюков. Его самая известная сценка – «отсечение головы», в которой помощница иллюзиониста активно общается со зрителями несмотря на отделение ее головы от тела.

Голова женщины

Одна из наиболее известных сценок-иллюзий, созданных Мельесом — голова женщины, внешне отделенная от тела, но продолжающая беседу с фокусником

Прекратив личные выступления на сцене, будущий кинорежиссер занялся подготовкой театральных шоу – писал сценарии, продюсировал, занимался режиссурой и дизайном сценических костюмов. Он применял самые новые технологии в своих шоу-программах – осветительные приборы, механизмы, оборудование для звуковых и визуальных эффектов.

В 1895 году Мельес узнал о новом виде шоу – синематографе. Он купил билет за один франк и побывал на показе фильмов Луи Жана Люмьера в подвале кофейной на парижском бульваре Капуцинок. Спустя годы режиссер Жорж Мельес рассказывал о первом просмотре фильма – «Как и все зрители, я смотрел на экран с открытым в изумлении ртом». Предложив братьям Люмьер за киноаппарат 10 000 франков (очень крупная сумма в те годы) и получив категорический отказ (братья надеялись монополизировать кинорынок в Европе), Мельес купил кинопроектор-аниматограф у английского изобретателя Роберта Пола.

Диалог с портретом

Сценка иллюзиониста Жоржа Мельеса, созданная при помощи кинопроектора. Он разговаривал со своим альтерэго, как-будто изображенным на картине

Некоторое время с аниматографа в театре Роберта-Гудини показывались фильмы-короткометражки, приобретенные Мельесом в Лондоне вместе с кинопроектором. Жорж Мельес изменил механизм проектора, переделав  прибор для показа фильмов на перфорированной пленке, на которую самостоятельно перенес купленные кинофильмы в специально созданной лаборатории.

Первое время он устраивал показы кино в театре каждый вечер, сочетая их с основным представлением. Но доступных и более того – интересных картин – было крайне мало. Если первые зрители соглашались смотреть любой фильм, хоть документалку об отъезде иммигрантов в Новый свет, то в 1896-м публика стала более искушенной. Мельес решил снимать кино – сначала были ремейки на существующие картины братьев Люмьер, затем полностью новые проекты по самостоятельным сценариям. Так появилась мистическая картина «Замок дьявола».

Фильм ужасов Жоржа Мельеса

Первый в истории кино хоррор-муви длится чуть более трех минут, что, кстати, невероятно долго для кинокартин, выпущенных до 1896 года. Ленточной пленки в то время еще не было, приходилось склеивать кинофильм практически покадрово и вручную. Между прочим длина мистического ужастика Мельеса – 60 метров пленки. Этот фильм сохранился до наших дней (копия была найдена случайно в архиве фильмов Новой Зеландии, в 1988-м) и ты можешь посмотреть его на следующем видео:

Поскольку для современного зрителя атмосфера ужасающей мистики, свойственная искусству конца XIX века скорее непонятна, поясню события фильма «Замок дьявола». Итак, в комнату заброшенного старинного замка влетает здоровенная летучая мышь, кружит и ударяется об пол, превращаясь в Мефистофеля. Он ожидает гостей – двух кавалеров-аристократов, намеренных провести на спор ночь в заброшенном замке.

Вызвав карлика-миньона, Мефистофель готовит зал к приходу смельчаков. Он создает в адском котле красавицу, прячет ее и убирает все следы колдовства, одновременно приказав приспешнику исчезнуть. Из двух кавалеров, появившихся вскоре, смелым оказывается лишь один – второй бежит после уколов рогатины из рук исчезающего и появляющегося за спиной карлика.

Оставшийся герой вынужден противостоять самому дьяволу в образе Мефистофеля. Он пытается сесть, но лавка перемещается по углам комнаты. Загнав лавку к стене, кавалер хочет отдохнуть на ней, однако его место занял скелет. Атака скелета рапирой вызывает появление огромной летучей мыши, превращающейся в Мефистофеля.

Кавалер должен противостоять четырем адским призракам, увидеть красавицу, мгновенно превращающуюся в ужасную старуху, следом в сразу в пять кошмарных старух. Наш герой практически утратил силы сопротивляться козням Мефистофеля – в последнем порыве он бросается к висящему на стене распятию и… о чудо, ему удается изгнать посланника ада и освободить замок от дьявольских чар.

О дальнейшей судьбе Мельеса

Студия "Стар Фильм"

Стены и потолок павильона киностудии Star Film были из стекол, чтобы обеспечить достаточно освещения для съемок в течении полного светового дня

В декабре 1896 года режиссер основал первую в мире киностудию, назвав ее Star film Company. Он впервые применил при создании фильмов технику стоп-кадра, разработал метод раскрашивания кинопленки вручную – декорации, костюмы и лица актеров окрашивались в серый цвет, что облегчало последующее расцвечивание кадров (современные кинорежиссеры используют зеленый экран для вставки компьютерной графики).

С 1896 по 1912 год Жорж Мельес снял порядка 500 картин различного жанра. Он рассчитывал усилить позиции своей компании на кинорынке Европы и США, заключив выгодные контракты с кинокомпанией Gaumont, с продюсером Чарльзом Пате, а также с американским предприятием Томаса Эдисона. Но события следующих лет поставили крест на всех его надеждах…

Цветной фильм Мельеса

Кадр из фантастического фильма «Путешествие на Луну», снятого Мельесом по роману Жюля Верна «С Земли на Луну». Фильм был снят на черно-белую пленку и раскрашен вручную покадрово

Его брат Гастон Мельес, управлявший с 1910 по 1913 год американским филиалом Star Film, вложил  по договоренности с Эдисоном деньги предприятия в амбициозный проект «Путешествие по Океании и Азии», но пленка полностью была испорчена и филиал обанкротился. Хуже того – Эдисон требовал выплаты значительных сумм по неустойкам и, не получив денег, присвоил себе права показа в США любых фильмов Мельеса и всей суммы, выручаемой за них.

В 1913 году Жорж Мельес остался без средств для сьемки фильмов. Первая Мировая война лишила Мельеса сборов от театра Роберта-Гудина (позже театр был снесен по решению мэрии Парижа) и киностудии – в ней открылся армейский госпиталь. Кинопленки с копиями фильмов были конфискованы армией и расплавлены для извлечения серебра и целлулоида. А в 1923 году бывший партнер Мельеса Чарльз Пате добился через суд полных прав на все имущество компании Star Film, включая здание киностудии. Тогда Жорж Мельес сжег все имущество своей студии – декорации, костюмы и негативы фильмов.

Лавка игрушек и сладостей Мельеса

После потери своей кинокомпании Жорж Мельес вел малозаметную жизнь мелкого лавочника в парижском предместье

Следующие девять лет бывший режиссер вел торговлю детскими игрушками и конфетами в маленьком магазинчике на парижской станции Монпарнас, купленном на деньги, собранные в складчину его знакомыми по киноиндустрии.

Последние годы своей жизни Мельес провел в доме престарелых для деятелей киноискусства в Орли, где к нему часто обращались за советом молодые кинорежиссеры. Он также стал первым хранителем архива старых фильмов, устроенного в нескольких помещениях дома престарелых. Сегодня этот киноархив известен, как Cinematheque Francaise – крупнейшее в мире собрание архивных кинофильмов и материалов, связанных с европейской киноиндустрией.