Геном гения – за цену!


«Спермой нобелевских лауреатов и то дешевле заливаться…»

Сцена на космозаправке, «Футурама – игра Бендера»

 

Причиной заинтересованности в теме статьи стала фраза, приведенная в ее эпиграфе – неужто и впрямь существуют или ранее существовали твердые расценки на…кхм…генетический материал от ведущих ученых умов нашей планеты? Проведенное интернет-расследование показало, что такой проект действительно был, правда, его изначальные цели были несколько другими, не связанными с коммерцией. Итак, в 1980-м году стартовал амбициозный проект американского миллионера Роберта Кларка Грэма – «Репозиторий зародышевого выбора» (Repository for Germinal Choice)…

Дорон Блейк

Генетические гении

К 60-ти годам Роберт Грэм, создавший себе имя и состояние на пластиковой оптике для очков, увлекся идеями об идеальном человеке, в котором гармонично сочетались бы развитый интеллект и физические данные. Основываясь на «Происхождении видов» Чарльза Дарвина и собственных умозаключениях, Грэм публикует свою работу «Будущее человека», в которой описывает свою идею о будущем человечества на основании его прошлого (как он его представлял) – жестокая борьба за выживание вида homo sapiens произвела кроманьонцев (тут им допущена грубейшая ошибка – Грэм считал, что кроманьонцы появились лишь 15 тысячелетий назад, хотя это случилось вдвое раньше), развивших земледелие и скотоводство. Т.е. появились излишки пищи, что позволило выжить… скажем так, носителям генов худшего качества, названных автором «слабаками».

Иными словами, кроманьонцы застопорили совершенствование «человеческой породы», поскольку их уровень жизни изменил расклад борьбы за выживание и у менее качественных генов появилась возможность участвовать в производстве потомства. Кстати, носителями таких посредственных генов Грэм считал население социалистических стран – если коротко, то по своим мировоззрениям он был типичным нацистом с легким демократическим уклоном, ничего нового…

ребенок из пробирки

Проектировщик генетических гениев Роберт Грэм

Однако этот селекционер человечества пошел дальше, чем публикация своих идей на бумаге – продает группе Kodak свою компанию Signet Armorlite за 70 миллионов, намереваясь посвятить остаток жизни евгенике, т.е. выводу «чистопородных» людей. Помещения для Репозитория были выстроены и оборудованы в поместье Грэма, в окрестностях городка Эскондидо (США). По большому счету какого-то особенно сложного оборудования не требовалось – сосуды-дьюары, наполненные жидким азотом, ампулы для генетического материала и емкости для хранения азота, да штук пять-шесть микроскопов. Надлежащий уход за оборудованием и биоматериалом обеспечивал специально нанятый сотрудник-лаборант, ранее занимавшийся тем же в клинике по лечению бесплодия. Осталось дело за «малым» – раздобыть генетический материал от подходящих гениев.

ребенок из пробирки

Роберт Грэм в «Репозитории»

Назойливые письма и телефонные звонки потенциальным донорам пополнили банк генетических материалов Грэма в начале 80-х генами трех нобелевских лауреатов и парочки ученых с мировым именем – дальше дело застопорилось, т.к. ведущие ученые Земли отчего-то не желали участвовать в великой миссии по спасению человечества от вырождения. К слову, проблем с потенциальными матерями не существовало – первая же публикация в прессе, состоявшаяся в феврале 1980 года, привлекла бешенное внимание бесплодных семей и женщин-одиночек. Правда, владелец Репозитория относился к будущим матерям гениев весьма разборчиво – требовал от них подробные генеалогические данные и настаивал, чтобы они состояли в законном браке. Пройти кастинг Роберта Грэма было сложно, однако его можно было понять – достать генетический материал «надлежащего качества» было очень и очень нелегко.

ребенок из пробирки

Гениальный ребенок из пробирки

В середине 80-х планка требований к донорам значительно снизилась и в их числе оказались рядовые профессоры и даже аспиранты, более-менее состоявшиеся бизнесмены и, что особенно демонстрирует безвыходность положения Грэма, спортсмены. Однако и эта вынужденная мера не улучшила положения с запасами необходимого материала – в начале 90-х донором мог стать любой, кто заявлял высокий процент своего IQ, причем никаких проверок этого IQ не производилось.

Наблюдая стабильную популярность предприятия Грэма у женщин, готовых ждать генетический материал полтора года, новый менеджер «Репозитория зародышевого выбора» Анита Нефф, привлеченная престарелым борцом за будущее человечества в 1993 году, решила изменить условия участия доноров в программе. Ею было введено два условия – каждый потенциальный донор должен в обязательном порядке пройти медицинское освидетельствование и тест на IQ. А Грэм, в свою очередь, установил цену за порцию генетического материала на достаточно заоблачном уровне – 3500 долларов, причем без скидок и рассрочек (так вот откуда взялось сравнение цены за ракетное топливо в «Футураме»!). Однако, несмотря на столь высокие расценки, предприятие себя не окупало… После внезапных смертей основателя Репозитория Роберта Грэма в 1997 году и его преемника, миллионера Флойда Кимбла в 1998-м, наследники Грэма и Кимбла решили прекратить деятельность «банка гениальной спермы» – в 1999 году все материалы были уничтожены, а оборудование распродано.

ребенок из пробирки

Генетический гений Дорон Блейк в четыре года

Остается выяснить успешность идеи Грэма – сколько же гениальных детей родилось от генетического материала «повышенного» качества? Точное их число осталось тайной, что-то около 215-240 человек обоего пола – по понятным причинам, матери не стремились популярности в прессе. Но доподлинно известно, что гениев среди них не было – самые обычные дети со среднестатистическим уровнем интеллекта. И лишь один ребенок, мальчик, демонстрировал потрясающие данные с раннего возраста – Дорон Блейк, свободно владеющий компьютером в три года, игравшим классику на рояле и декламирующий «Гамлета» в четыре, проявляющий способности к математике в пять лет. В шесть Дорона решили подвергнуть тесту на IQ – экзаменатор выявил уровень интеллекта в 180% и тестирование было прекращено, поскольку пацану, с его слов, стало скучно и он более не хотел проходить тесты (кстати, Дорон с детства страдает от заикания). Результаты тестирования обрадовали Роберта Грэма и родительницу пацана, доктора психологических наук Эфтон Блейк (ее сын Дорон (имя переводится с греческого, как успех) родился в 1982 году) – это был первый успех (дорон!) проекта, правда, единственный.

ребенок из пробирки

Беременная Дороном Эфтон Блейк

Психолог Эфтон Блейк, родом из хиппующего поколения 70-х, не соответствовала основному требованию Грэма – она была матерью-одиночкой, имеющей одного ребенка, т.е. в браке она никогда не состояла. Решив забеременеть в 40 лет, Эфтон обратилась в несколько калифорнийских банков генетического материала, однако везде ей отказались сообщить информацию о «экстерьере» доноров и только Роберт Грэм сообщил подробную информацию о происхождении семени. Миллионер заинтересовался ею, как потенциальной матерью будущего гения – с большой вероятностью, его решение основывалось на докторской степени Эфтон в области психологии. Биологическим отцом Дорона Блейка, зачатого со второй попытки (материал от нобелевского донора не «пошел в рост»), был некий профессор-математик, серьезно увлекающийся музыкой и занимавший призовые места на конкурсах, любитель плаванья, крепкого телосложения и привлекательный внешне – данные из карточки на биологический материал вполне устроили Эфтон Блейк и на этот раз попытка забеременеть ей удалась.

ребенок из пробирки

Дорон Блейк в 18 лет

Практически с момента своего рождения Дорон Блейк находился под постоянным наблюдением журналистов, чему особенно способствовали Роберт Грэм и его мать. К 18 годам парня все это настолько достало, что он захипповал, увлекся легкими наркотиками и алкоголем. Согласно последнему интервью, взятому у него в 2001 году, все, чего хотел Дорон – это быть самым обычным человеком, завести друзей и подруг, которые бы не смотрели на него, как на продукт генетического эксперимента. И – он категорически отказывался проявлять свой интеллект в какой-либо сфере науки или промышленности. Чем Дорон Блейк занимается сегодня – неизвестно…

Определенно, проект Грэма потерпел неудачу и спасение высокоинтеллектуальной части человеческой нации путем вывода «чистопородных» потомков гениев ему не удалось. И это означает, что в этом мире все еще правит любовь, а не скрупулезный расчет генетиков.

  • До чего только не додумаются. Если девушке забеременеть от Усейна Болта например, что, ее сын будет таким же быстрым как он? Не всегда бывает так как хочется, обычно как раз наоборот и бывает.

  • Природу обмануть невозможно. Считаю, что ребенку дается что-то одно — развитый интеллект или отличные физические данные. Взять хотя бы Дорона Блейка, ведь этот «генетический материал» не был идеальным – он заикался. Данное отклонение говорит о психических нарушениях, значит, он был не совсем идеален. Уж, какая тут гармония.

  • Что ж, описанный в статье опыт лишний раз доказывает, что «распределением» гениальности руководит не интимная субстанция, а Мать-Природа. Я в этом вопросе придерживаюсь взглядов Эфроимсона и считаю, что величайшей ошибкой г-на Грэма стала идея спасения, якобы, вымирающей гениальности. Она (гениальность) и «распределение её на душу населения» остается неизменной вне зависимости от социальной среды, культурных и исторических факторов. А посему, силы следовало бы сосредоточить на раскрытии и развитии гениальных детей, коих рождается, растет и умирает в безызвестности много больше, чем мы предполагаем.

    Кстати, просто личное мнение попутно. Детей, читающих наизусть тома Шекспира, исполняющих Моцарта в четыре года и т.п., я абсолютно не считаю гениальными. Гениальность, ребята, это совсем иное. 😉 И не нужно её путать с одаренностью и уникальными способностями. Наличие последних совершенно не является необходимым условием гениальности.

  • Возможно, Дорон и стал бы настоящим гением, профессором или исследователем, если бы его так не доставали журналисты. Каждому ребенку хочется любви матери, а не внимания всего человечества.